fc91309a

Тайная литературная история некоторых цветов

Желтоватый. Оскар Уайльд был арестован вне гостиницы «Кадоган» в Лондоне в начале апреля 1895 года. На следующий день Вестминстерская газета произвела публикацию с заголовком “Арест Оскара Уайльда, с «желтой книгой» подмышкой”. Уайльд будет официально объявлен в суде виноватым в топорной пошлости около месяца спустя, когда же трибунал публичного соображения давно повесил его. Какой солидный человек будет открыто идти по улицам с золотой книжкой?

Изготовляем виалы всех типов и септы, крыши, прямая поставка с КНР, 10 лет на рынке
Безнравственные результаты подобных книжек исходили из Франции, где с половины 19-го столетия удивительная беллетристика не была так значительно сдавлена между ослепительными золотыми обложками. Издатели утвердили это как необходимый рекламный аппарат, и скоро золотые книжки можно было приобрести за бесценок на любом Ж/Д вокзале.

Еще в 1846 году североамериканский беллетрист Эдгар Аллан По без должного уважения сообщал о “вечной ничтожности золотого бамбука”. Для прочих, солнечные обложки были знаками нашем времени и художественных и упадочнических перемещений. Золотые книжки возникают на 2-ух картинах Винсента Ван Гога 1880-х годов — «Натюрморт с Библией» и в «Парижских романах». Если вас интересует печать книг рекомендуем зайти на сайт graph-x.ru.

Для Ван Гога и других дизайнеров и любомудров тех пор, сам оттенок стал знаком возраста и их отказа от репрессированных Викторианских ценностей. “Бум в желтом”, очерк, размещенное в середине 1890-х годов Ричардом Ле Галлиеном, где он рассуждает: “Пока кто-то не подумает про это, — сообщает он, — едва ли осмыслит, насколько много значительных и хороших вещей в жизни золотые.” Он был весок: последнее столетие 19-го столетия потом было обнародовано, как “Желтые девяностые.”

Традиционалисты были менее впечатлены. Эти золотые книжки распространяли мощный аромат беззакония. Именно, когда выдумщик доходит до морального перекрестка, приятель дает ему книжку в золотом переплете, которая открывает ему глаза на «все грехи мира», развращает и в конце концов убивает его.

После ареста Уайльда масса проникла в книгопечатные кабинеты на Виго-Стрит, считая, что они были несут ответственность за “желтую книгу”, перечисленную в газете. Действительно, Уайльд нес копию «Афродиты» Пьера Луиса, и не привнес собственный вклад в статью.

Порицание Уайльда (и беда после «желтой книги») было не впервые, когда оттенок связали с засорением, и далеко не заключительный. У дизайнеров, к примеру, были многие проблемы с данным.

2 пигмента, на которые они базировались были крайне опасны. Ожидалось, что Неаполитанский желтоватый пришел из окна в несчастье Везувия; желчно-желтый оттенок был выполнен из желчных камней, размельченных и комбинированных со смолой; и Индусский желтоватый был, возможно, выполнен из мочи.

У некоторых людей, оттенок соединяется с болезнью: подумайте о золотой коже, желтухе либо желчном припадке.

Поток выходцев в Европу и Южную Америку с Запада и в особенности из КНР в самом начале 20 столетия был назван “желтой опасностью”. Передовые повествования и фотографии продемонстрировали, что ничего не подозревающий Восток был облаплен несказанной ордой — Джек Лондон представил их “болтающей золотой популяцией”.

В Индии желтоватый оттенок считается более завещанным, чем светским. Он считается знаком мира и познаний, и в особенности сопряжен с Кришной, который как правило представлялся в ярко-желтом одеянии с дымчато-голубой кожей. Историк художества, создатель Н. Госвами обрисовал его как “богатый ослепительный оттенок, что держит дружно, поднимает дух и вызывает видения.”

В собственном железном воплощении, желтоватый был самым желаемым тоном. Алхимики в течение веков искали метод переменять иные сплавы в золото.

Впрочем чеканка монет потеряла зависимость с золотым эталоном, премии и медали до сегодняшнего дня, в большинстве случаев, золотые (либо золотые), а для тона маленькое значение назначило собственный след и на язык также: мы заявляем, золотой век, золотые парни и девушки, и, в бизнесе, золотые рукопожатия и прощания. В Индии золото считается частью приданого и по традиции применяется бедными как Сберегательный счет. В начале ноября 2013 года, 24 блещущих слитка, ценой более $1 млрд, были обнаружены в туалете воздушного судна. Ле Галлиен заметил в собственном очерк, что “желтый проводит странствующий, многоплановый вид жизни” — непросто поспорить, даже если это далеко не то, что беллетрист имел в виду.

Странный. В «Цвете пурпурном», романе победителя Пулитцеровской премии Алиса Уокер, персонаж Шуг Эйвери представляется изначально на 50% сиреной. “Я полагаю, что это нервирует Господа,” говорит Шуг: “Если вы идете по полю, где есть странный оттенок и не отмечаете его.” Для Шуг странный считается проявлением Божьей популярности и благородства.

Видение в том, что странный считается особым и означает мощь, на изумление обширно популярно. Сию секунду он рассматривается как повторный оттенок, закрытый в разноцветных тисках дизайнеров между ярко-красным и голубым. С лингвистической позиции, он часто покоряется увеличенным категориям цветов — ярко-красным, голубым либо даже темным. Также странный не классифицируется частью заметного цветного диапазона (впрочем странный – наиболее длинная спектральная протяженность волны, которую могут лицезреть люди).

Четкий тон лилового в древнейшем мире остается чем-нибудь таинственным. Практически, сам странный был несколько «жидким» термином. Миксолидийские и латинские слова для тона порфиры и пурпура были также применены для обозначения основательных пурпурно-малиновых цветов, таких как оттенок крови.

Ульпиан, античный адвокат 3-го столетия, установил пурпур, как что-нибудь алое. Плиний Младший сообщал, что самые лучшие Тирские ткани покрашены в черный оттенок.

Даже если никто не убежден как смотрелся Тирский странный. Все источники говорят, что это был оттенок власти. Плиний сообщал:

Это странный, для которого греческие огни и оси чистят маршрут. Это символ великодушной молодежи; он выделяет сенатора от рыцаря; он призван унять богов. Он осветляет каждую одежду и распределяется золотом с популярностью триумфа. По этим основаниям мы можем извинить полоумное стремление лилового.

В результате этого безрассудного стремления странный оттенок стал знаком обилия, обилия и власти. Античный стихотворец Гораций в собственной «Поэзии искусства» сообщил “белые стихи”: “Ваше изобретение демонстрирует огромное обязательство, тем не менее ослепительные лиловые пятна; это как, когда описывается непорочная рощица, либо жертвенник Дианы.”

Особенный статус лилового не заканчивается Западом. В Японии фиолетовый, мурасаки, был Кин-джики, либо запрещенный оттенок, недосягаемый стандартным людям. В 1980-х гг. Мексиканское правительство позволило японской компании создавать региональных караколь — океанских улиток, для окрашивания кимоно. Жители также применяли улиток для окрашивания тканей, оставляя их в жизненных, а японский способ был более летальным для животных. После продолжительных лет лоббирования договор был аннулирован.

Как и очень многие приятеле вещи, странный всегда был скупым покупателем ресурсов. Не только лишь миллионы моллюсков очень дорого оплатили, чтобы одеть состоятельных; источниками также были медлительно развивающиеся лишайники.

К великой радости Уильям Перкин сделал свежий сенсибилизатор, ставший крайне распространенным. Было ли это также прекрасно для лилового — это другой вопрос. Нежданно любой обрел доступ к лиловому расцветке по хорошей стоимости, однако они также имели доступ и к тысячам прочих цветов. Знакомство посеяло пренебрежение, и странный стал тоном, похожим на любой иной.

Зеленая книжка Бриллиант. Это был Шекспир, который фиксировал за завистью зеленый оттенок. В «Венецианском Купце», написанном в середине 1590-х годов, он дал нам суждение “зеленоглазая ревность”; в «Отелло» (1603), у него имеется Яго, который упоминает “зеленоглазое чудище, которое глумится / мясом питается’.

До данного, в Средние столетия, когда любой летальный грех имел собственный оттенок, зеленый был определением жадности и зависти. И наши минусы были взяты за базу во вчерашней саге, посвященной огромному зеленому камешку — изумруду Баия.

Изумруды — необычный и непрочный член рода бериллов, покрашенные в зеленый оттенок с незначительными вкраплениями хрома и ванадия. Известнейшие источники изумрудов располагаются в Пакистане, Индии, Замбии и некоторых частях Латинской Америки. Древнейшие египтяне применяли эти дорогие камни с 1500 г. до н. э., ставя их в талисманы и амулеты, и с того времени изумруды стали желанны всеми.

Римляне считали, что зеленый утешает глаза и, измельчая изумруды, делали дорогостоящие бальзамы для глаз. Правитель Цезарь был в особенности зачарован этим камнем. У него была не только лишь огромная коллекция изумрудов, а, также, он отдал приказ сделать из них образец солнцезащитных очков, чтобы, следя за гладиаторскими поединками, его не тревожило ослепляющее солнце.

Когда Л. Фрэнк Баум сообщил «Удивительного колдуна из страны Оз» (1900 г.) он применял ценный камень, и как имя, и как стройматериал для города, к которому идут главная героиня и ее команда несчастных товарищей. Смарагдовый город, в любом случае, в самом начале книжки, считается метафорой для волшебного выполнения желаний: он привлекает героев, поскольку они все чего-то от него планируют.

Байя был обнаружен на насыщенной бериллием земле на северо-западе Бразилии в 2001 году. Камни из данной области, как правило, не стоят значительного: они, в большинстве случаев, не аккуратные и реализуются примерно меньше, чем за $10. Данный камень, но, был громадным. Весь кусочек весил 840 фунтов (приблизительно столько же, сколько бабник светлого слона) и, как считали, имел зеленый ценный камень от 180 000 карат. Разместившись на складе в Новом орлеане в 2005 году, Байя чудом избежал наводнения, вызванного смерчем «Катрина». Он был выставлен на eBay в 2007 году по исходной стоимости $18,9 млрд., а “Купить сейчас” по стоимости $75 млрд. Для наивных будущих покупателей была изобретена предыстория, которая включала странствие по тропическим зарослям на носилках, соединенных из лозы и парном ударе когтями пантеры по камню.

Оставить комментарий